Чикина (chikina) wrote,
Чикина
chikina

Categories:

стихи Евгеньича

Александр Евгеньевич Осипов

       
***

Звонок будильника. Автобус.
Выходит и заходит кто-то.
Стопой раскачивая глобус,
Плетусь уныло на работу.

Что Пушкин называл судьбою?
Как вызов ей бросал Есенин?
Так трудно быть самим собою,
Когда в душе сорняк посеян,

Когда с тревогой засыпаешь,
И с безнадегою встаешь.
Минуя двери Ада – знаешь,
Что в двери Рая – не войдешь.

Когда не тропкой, а дорогой
Уходит с шагом жизнь сама.
И не в «Веселые картинки»
Сплетается узор-судьба.



        ***

Здравствуйте, милые дяди и тети,
Постаревшие и не вполне.
Я не спрашиваю: «Как живете?»
Каждый сам по себе. И как все.

Век ХХ нам крылья расправил,
Наградил всех путевками в жизнь.
ХХI – сказал: «Бой без правил.
Как сумеешь, так и дерись».

Мы прожили по полстолетия
Под созвездием Света и Тьмы.
Годы сделали дело, заметил я,
Но о школе все ж думаем мы.

Там рождалась любовь наша первая,
Там ковался характер наш.
Там просчеты в уме и нервах
Сразу брались на карандаш.

25-я, шлет поклон тебе
Непростой наш 10 «А».
2 и 5 выпадали не раз в судьбе,
но на то она и судьба.

Одноклассники, однокашники,
Сколько съели мы пирожков?
Перемены нам были, как праздники,
Повар-жизнь так бывает суров.

Вуз родной! Шлёт поклон тебе
Норовистый «орловский» литфак.
Наша молодость повторится
В детях, внуках – пусть будет так!

Пусть пройдут ещё долгие годы:
Сохранить попытаюсь я
Дух литфака в том зданье Свободы,
Назло всем, вопреки бытия.


        ***

Вас поздравлять и Вас боготворить
Стремятся в этот день всегда мужчины.
Они готовы подвиг совершить,
Идти на риск, хоть в этом нет причины.

Все ради Вас. Ведь Вы нам так нужны.
Без Вас земное счастье не случится.
Ведь Вы – источник Счастья, Красоты,
В такое разве можно не влюбиться?!

Ведь на дворе уже весна, весна
Призывная, задорная, живая.
Весну ждут все: ждут люди, города,
Сердца и окна настежь открывая.

И Сильный пол без устали готов,
Забыв про все, штурмуя магазины,
Усыпать Вас охапками цветов!
Ведь был недавно праздник Валентина!

Пусть не иссякнет в Вас источник доброты,
На лица не ложатся грусти тени!
Так хочется сказать всем нежно: «Вы!»
И опуститься молча на колени.


        ***

Если нет кого-то меж нас,
Мы не будем скулить и клясться,
Выставлять свою боль напоказ:
В высших чувствах нельзя сомневаться.

В зарешеченной пустоте,
Над могильною правдой земною
Выживают, живут только те,
Кто живыми выходят из боя.

Философию смерти презрев,
Мы простим все земные обиды,
Потому что неправедный гнев
Не имеет обратной орбиты.
        ***

Я вынужден признаться,
Мой дружок,
Что, в общем-то,
Ты в жизни – одинок.

Что ты рожден понять
Людские муки,
Перетерпев,
Все дьявольские круги.

Что жили мы
Не так, как жили все.
Что видели природу
В красоте.

Что искренне,
Но медленно, любили.
Что все изгибы жизни
Не забыли.

Что водовку любили попивать,
Что сутками могли, не есть, не спать,
Что нервы раздарили без остатка,
Ни славы не сыскав и ни достатка.

А потому так хочется, порой,
Увидеть идеал, тебе знакомый.
И хоть мы, в общем, не имеем дома –
Идти к нему упрямо прямиком.

Увидеть внуков и, смахнув слезу,
Молить той Божьей благодатной жизни.
И переждать смертельную грозу,
Что громыхает вновь в нашей Отчизне.



        ***

Жизнь премудростей полна,
Смысла философского.
Часто чувствуешь себя
Крохой Маяковского.

Вроде объяснили мне
Мудро и толково,
Как ответить на вопрос:
«Что такое слово?»

Соглашусь со словарем,
Толку не переча.
Только «Только ли оно
Единица речи?»

Единица – первый шаг
Счетоисчисления.
Слово – это тайный знак
Миросотворения.

Слово – прародитель наш,
Бытия основа.
Укрощен был злой Хаос
Не бичом, а словом.

Создал человека труд? –
Усомнюсь я снова.
Труд – отец, а наша мать –
Слово, слово, слово.

Слово – лекарь и палач,
Дипломат и воин.
И преступный человек
Слова удостоен.

Слово подарило нам
Мир литературы.
Слово облегчает в нас
Груз душевной шкуры.

И чтоб легче было нам
Справиться с Химерой,
Бог словам свой смысл вдохнул,
Окрестив их верой.

И чтоб стала жизнь у нас
Ярче, интересней,
Музыку словам придал –
И назвал их песней.

И когда смолкает вдруг
Бытия основа,
Улетает в небо звук,
Затихает слово.


        ***

Говорят, что гороскопы – враки,
Тайный знак потусторонних сил.
Год прошедший – Огненной Собаки –
Мне сомненья эти прекратил.

Справедливость поговорки мудрой
Подтвердил житейский опыт мой:
Часто в снах является под утро
Мне четвероногий друг родной.

И гуляя по аллеям парка,
Наблюдая яркий блеск светил,
Мне душевной слабости не жалко:
Я на небо друга проводил.

На земле запорошенный холмик
Пусть со мной останется навек.
И стоит в глазах, слезами полных,
Я, мой друг и между нами – Джек.



        ***

Поздней осенью это случилось.
Когда точно, сказать не могу.
Но толпа горемык очутилась
На чужом и другом берегу.

По Оке уже плавали льдины,
И толпился народ у причала…
Вдруг причалила к ним бригантина,
И толпа ей призывно кричала.

Люди, чуду такому не веря,
Матерились неистово, рьяно.
Но на мостике рассмотрели
Молодого на вид капитана.

Словно древний потомок пиратов,
Он смотрел на них гордо и смело.
Как из прочных смоленых канатов
Было свито упругое тело.

И, расплывшись в хитрющей улыбке,
Был готов хоть сейчас побрататься,
Но для всех неожиданно крикнул:
«Эй, славяне, поедем кататься!»

Паруса распустивши по ветру,
Воду окскую яростно вспенив,
Понеслись за кормой километры,
Обгоняя пространство и время.

Бочки выставил темного рома,
Не привыкнувший в грязь ударить,
Прокричал, как раскаты грома:
«Раз гусарить – так будем гусарить!»

С каждым выпил, но не напился.
Позабыв про рубцы и болячки,
В пляс неистово сам пустился,
Так, что судно болтало от качки.

И опять, растворяясь в улыбке,
Бросил он вдруг вопрос на засыпку:
«А не слабо ли нам на ушицу
Изловить настоящую рыбку?»

И нехитрую снасть забросив,
В напряжении сжал он скулы,
Поплевал на крючок – и вынул
Из пучины окской акулу.

А когда все уже позабыли
Про недавние горести, беды, –
Бригантина причалила к берегу,
Где всех ждали уже кареты.

И одна из прелестниц спасенных,
Вся в любовном дурмане угара:
«А нельзя мне отправиться с вами?» –
Попросила она капитана.

Он ответил: «Вы опоздали.
Где ж, сударыня, были раньше?
Я навеки отдал свое сердце
Той, единственной капитанше».

Приказал он рубить канаты,
Только люди его и видали…
Бригантина вперед рванулась,
В необъятные окские дали.

И как сказочный, сладкий сценарий,
Что снимается в Голливуде,
Навсегда в душе сохранили
Ту историю эти люди.

А на утро, очухавшись дружно,
Созвонившись, казнились придурки:
«Мы забыли спросить его имя!»
Кто-то вспомнил: «Кажется, Шурка».



        ***

Зубы чистим, не глаза.
А глаза так надо чистить.
Ведь они глядят не зря,
Душу, заставляя мыслить.

Посмотреть – не разглядеть.
Отодвинуть взглядом можно.
Кто ж по жизни осторожно
Мне расчистит правды твердь?

Потому и говорим,
Говорим умно и много.
Но хоть этою дорогой
Млечный Путь мы повторим.

В отдаленье не стоять.
Млечный Путь для звезд так тесен,
Но лежит его печать
На рефренах наших песен.

Разве отразят глаза
Праздной жизни созерцанье?
Потаенная слеза
Смоет едко грусть познанья.



        ***

Не Ванга я. Не знаю дней остаток.
А сколько их осталось? 10? 5?
Но точно знаю: мне шестой десяток.
Боюсь такое даже вслух сказать.
 
Я жил, не как дурак: скорее, дура.
Ленив и равнодушен был сверх мер,
Но твердо верил: «Есть литература!»
И значит мир не скушен и не сер.

Ни званий не имею, ни наград я.
Ни вилл, ни мерседесов, ни богатств.
Могу лишь слабо пискнуть в оправданье:
«Чего ты сам не сделал – Бог не даст».
 
Но, видно, Бога я гневил не слишком часто,
Не докучал ему припадками нытья.
В одном лишь я уверен – рубель за сто! –
Что будет трудно – выручат друзья.
 
Но я все чаще, чаще замечаю
С небес спокойный, светлый взор отца.
И потому надеюсь, верю, знаю:
Ему приятно – породил не подлеца.
 
Не прохиндея и не мракобеса,
Не сволочь и не гада, иже с ним,
А чудака, рязанского балбеса,
Что честно дожил до своих седин.
        ***

Ах, как непредсказуем человек…
Бывает, и не близкий приголубит,
А человек любимый, коль разлюбит, –
Как подрубит.
Сосной повалишься на снег.

Как многому я в жизни не обучен!
Лентяйство, эгоизм бурлит в крови.
Причину ищешь – сам с себя спроси
И ближнего не больно-то кори,
Тогда не будешь одинок и скучен.

Но грешник понимает – жизнь права.
Ослабишь веру – отвернется Бог.
Простая истина, уразуметь не смог.
Закономерен, справедлив итог.
Хоть сосен не валил – любил рубить дрова.

Но я не совершенный человек,
Ведь даже сталь дамасская тупеет.
Душа саднит, и вздорный нерв немеет,
Как механизм без смазки проржавеет.
И плачу, как Железный Дровосек.
27. 10. 06


Наброски с натуры

Представив лет своих остаток,
Ценя минуты выше дней,
Я понял: был и мудр, и краток,
В том, что сужаю круг друзей.

Бросая камни слов в пространство,
Я наблюдал от них круги.
И это право постоянства
Лечило гнет моей тоски.

Слова, слова… Звучат с экрана.
В газетах, в книгах – все одно.
Но рано, слишком, слишком рано
Мы видим видимое дно.

Драматургией жизни ранен,
Поймет глазеющий народ:
Все предначертано заране,
Финал известен наперед.

С пустой котомкой за плечами,
Всяк ищет свой демократизм.
Вожди кричат: «Мы с вами, с вами!»,
Как заведенный механизм.

А механизм твердит упорно:
Тик-так, тик-так, тик-так, тик-так…
Все обретает свои формы.
Все. Даже стершийся пятак.



        ***

Есть в нашем парке многолетний вяз.
Весной, когда его листочки клейки,
Я каждый день, в один и тот же час,
Любил сидеть в том парке на скамейке.

Я приходил сюда без опозданья,
Как будто мне назначено свиданье,
И уходил, дождавшись темноты,
Оставив на песке печальные следы.

Я не боюсь, что пролетят года,
И чувство нежное моей любви осудят.
Но я боюсь, что ты придешь тогда,
Когда меня под деревом не будет.



        ***

Преданный всеми, клинок обнажив,
И растопивший сомнения льдинки,
Храбро Вы дрались, но все зло Земли,
Не победили Вы в том поединке.

Время жестоко карает предателей,
Все же порочные выжили гены.
Мало товарищей – больше приятелей.
Есть Розенкранцы, и есть Гильденстерны.

Жизни еще не исчерпаны беды.
Поводы есть для тревог и отчаянья.
Нужно отбить все удары Лаэртовы,
Хоть не проходим азов фехтования.



        ***

Живи, как знаешь. Знаешь, как живи?
Веселье, остроумие любя,
Не думай, что печали и враги
В твоей судьбе вдруг обойдут тебя.

К несчастью, счастья очень краток миг.
Ты научись довольствоваться им.
Пора наверно, дорогой, понять:
Не нам с тобою тяжело одним.

А в дружбу свято верь: она – венец всему.
Пусть понимают не всегда друзья,
Но в одиночку мельниц ветряных
На этом свете победить нельзя.

Жениться не спеши. Придет и твой черед.
Приблизить ты его не торопись.
Запомни, что награда для тебя –
Не потихоньку прожитая жизнь.



        ***

«А жить в России нужно долго-долго!»  –
Как все же эта присказка верна.
Жизнь наша стала злее волка,
Вдобавок – эта скользкая зима.

Она, как наказание большое
Всем тем, кто на ногах еще стоят,
Как символ тех пустых «ледовых шоу»,
Что в телевизорах часами мельтешат.

И памятью летим к советским зимам.
В них столько было сказочных прикрас,
Что стали сердцу так необходимы,
Объединяя и сближая нас!

Под пенье вьюги засыпалось крепче,
Сосульки были сладкими на вкус,
Мороз и стужа ощущались легче,
А в школу не пойдешь – так это плюс.

Катанье с горок всем дарило радость –
Ее мы позабыли уж давно;
Намокших варежек не чувствовали тяжесть
И грело печек ровное тепло.

И зимний запах хоть студил нам ноздри –
Легко дышалось. Радостью полны,
Отмеривали мы на лыжах версты,
Спешили мы домчаться до весны.

Она вот-вот уже за поворотом:
От этого на сердце веселей.
И жизнь кипит, бурлит водоворотом,
Ведь знак России – зимний Водолей.      



        ***

Болтовня и торжественность
ночи:
Вновь и вновь будоражит нам
кровь!
И опять мы поранены
очень
Душным словом отравным
«любовь».

Все хитрим и глаза свои
прячем,
Притворяемся, ищем
слова.
Не понять нам – внезапно
незрячим,
Что она нам всем
свыше дана.

Чувством, нервом мы
все разумеем.
Четверть века – нешуточный
срок.
Кто ж постигнет и кто же
посмеет
Подвести под чертою
итог?

Посидели, расстались –
всего лишь,
Но не скрыть и не спрятать
глаза.
Жизнь, любовь – как отрава.
Но вспомнишь –
И на душу скатится
слеза.

От чего ж прямо всем
не признаться,
Не довериться логике
чувств,
Чтоб подольше влюбленным
остаться,
Ощутив на щеках
пламень уст?..



        ***

Профессией гордимся мы по праву,
И ремеслу хотим мы научиться.
Нелегкому труду ветеринара
Готовы люди низко поклониться.

Ведь пациенты наши бессловесны,
Презентов нам они не принесут.
От них похвал мы не услышим лестных, -
Пусть в благодарность руку нам лизнут.

И руки эти помогать готовы
Тому, кого зовем мы «братом меньшим»,
Ведь нам не только кошки и коровы
Выздоровлением обязаны скорейшим.

И благодарность за целебный труд
Пусть пациентами не будет позабыта.
Мы будем счастливы, когда нас назовут
Потомками седого Айболита.
                                                        11. 02. 08.



        ***

Он был один в своём лесу,
Потом быстрее и быстрее
Пошел с рукою на весу
В надежде, что её согреют.

Когда наступят облака
И завершат его движенье,
Всё будет в прошлом, а пока,
С рукой, желающей спасенья,

Он ищет нас. И не далёк,
И будет здесь, но кто позволит
Души зеленый огонёк
Вручить ему по доброй воле?

И с нас сбивая сто замков,
Он не найдет тепла и хлеба,
И, не дождавшись облаков,
Согреет руку этим небом.

Но сохрани зелёный цвет,
Моё любимое растенье,
С лицом, рождающим рассвет,
С рукой, желающей спасенья.


        ***

Буду ждать привета, слова, вести
Где бы жить теперь не привелось.
Если уж нельзя быть рядом вместе                        
Будем жить, покуда вместе – врозь!

Ну, а там – как знать? За счастье на дом
Нам, увы, не присылают счёт!
Мы должны, мы точно будем рядом,
Всё, как верно сказано, течет.

Но, наверно, должен быть порядок –
Чувствам, судьбам, временам предел.
Жизнь длинна, декабрь – как был он краток.
Год прошёл – к нам Новый прилетел.                                                                  24. 12. 06.



        ***

Зима ещё в своих полуправах,
Но всё ж она подвержена смятенью.
Грустить ли нам о прожитых годах,
Которые промчались, как мгновенья?

Мгновения спрессованы в года,
Где каждый год чего-нибудь да значит!
Но с нами остаются навсегда
Сомненья, радость, боль и неудачи.

Но к цели путь прямой всегда один.
Всегда один – не может быть иначе!
Летит по небу журавлиный клин,
Жизнь продолжает – это много значит!

Сибирский дух вам крылья не гнетёт.
И ясность цели ведая заране,
Пусть дольше продолжается полёт
В высоком, вечном небе над Рязанью.                              



        ***

А ключ от счастья оказался разводной,
И личное клеймо имеешь ты.
Железный ключ, холодный, неживой –
Как торжество конструкторской мечты.

Петрович, слесарь, жилистой рукой,
Рукой трудяги ключ любил железный;
Он твердо верил: он один такой
Закрутит всё намертво, безболезно.

Он ключ в спецовке завсегда носил,
А случай скажется – он тут как тут с подмогой –
Механика превыше прочих сил
Справляется с житейскою тревогой.

И работяги, мучаясь порой
С жестокого и тошного помелья,
Испрашивали ключик золотой,
Чтобы быстрей приблизить миг решенья.

Петрович хмыкал, скулы напрягал,
Кривил в усмешке тонкие губешки,
Ладонь ладонью тыльно ударял,
Щадя свои рабочие ладошки.

«Крути, чем Бог послал, а ключик не замай!
Он служит мне, а лодырям не нужен.
Нажрался вечером, башка болит, нахал.
Я ключик свой люблю, он мне ещё послужит».

И ссадины не замечая днесь
Крутили гайки жалкие созданья,
Спеша исправить что случилось здесь,
Соединяя нервы мирозданья.

Не понимая их, Петрович доставал
Свой ключ удачливый, разводный и железный.
А работяги шли в пустой подвал,
Чтоб спеть любимые и радостные песни.



        ***

Служенье Дьяволу не терпит суеты.
В служенье Богу – столь неторопливы.
Не от того ль так суетны и мы,
Что до сих пор сомнением томимы?

И замышляя дерзостный побег,
Дистанции не рассчитав заране,
Черту на финише преступит человек,
Себя в смертельном поединке раня.
                                                                11. 06. 01.


        ***
                                            Валерию Борисову
Зачем человеку два глаза,
Пытливо упершихся в лоб?
К чему два бесценных алмаза?
С одним жил не бедно Циклоп.

Согласно библейскому акту,
Задумано все неспроста.
Пойди, разгляди в жизни Правду
И значит – положено два.

Зачем день за днем, век от веку
Испытывать боль, маяту?
Зачем две ноги человеку,
Чтоб выбрать дорогу одну?

Зачем две руки, десять пальцев?
В них дрожи порой не унять,
Садясь за художества пяльцы,
Чтоб женщин прекрасных ласкать.

Зачем?! Почему?! Прекращаю
Бухгалтерский строгий учет.
Надеюсь и верю, и знаю,
Что есть и другой, высший счет.

В графе «Честь, Достоинство, Совесть»
Нельзя приписать «восемь», «два».
И я потому беспокоюсь,
Что жизнь нам дается одна.



        ***

На выпадшем и тающем снегу
Алеет яркий, броский цвет рябины.
Умом всё понимаю и смогу
Быть снова юным, юным и любимым.

Рябины гроздь прекрасно хороша,
Предательски горит на сером фоне.
И мечется, и плачется душа,
А я былым преданьем успокоен.

Рука потянется и ягоду сорвёт,
Пусть красотою каждый насладится.
Но, вкус почувствовав, невольно грубый рот
Гримасой горечи нечаянной скривится.
        ***

Свисток к губам подносит судия.
Трибуны замерли. Поклонницы – рыдайте!
На поле мяч. Точнее: мяч и я,
Готовый бить решающий пенальти.

Я – голеадор, а в голу – судьба.
Кто победит? Кто рёв трибун услышит?
Фортуна чья права иль не права?
Чья почва под ногами глубже дышит?

Компьютер не способен просчитать
Как бить мне надо: прямо, сильно, влево?
Но надо мне судьбу переиграть.
Я «пыром» бью. Размашисто, умело.

Мяч просвистит, и сетка зазвенит,
И дрожь в коленках запоёт победно.
Я снова молод, горд и знаменит,
Богат, влюблён (мечтать, отнюдь, не вредно).

А диктор-информатор сообщит,
Что юбилейный гол забит в ворота.
Гол юбилейный! Тем он знаменит,
Что он пятидесятый лишь по счёту.

И после матча я друзьям скажу,
Про все мои просчёты, недостатки…
Я снова молод, радостью дышу
Играя за команду «Две девятки».



        ***

Тебя я вижу наяву,
Хоть часто, но так мало вижу.
Ещё твой дивный голос слышу
И ожиданием живу.

А я мечтаю в тишине,
Что бы совсем моею стала,
Что б ты и в снах являлась мне
Из подсознанья покрывала.
05.06.09


        ***
Уж видно так устроен человек,
Что любит он подарки и обновы.
Приходит год, мгновение и век,
А мы назвать готовы это новым.

Уж видно так устроен человек:
Стремясь к большому – обходиться малым.
Проходят год, мгновения и век,
И мы готовы окрестить их старым.

Мы видим жизни неустанный ход:
Он в сходстве будущего с прошлым,
Но если с лёгкостью забудем старый год,
То новым обмануться просто можно.

Желания и вера в нас живут.
Пусть Новый год придаст им оптимизма.
Хоть силы тёмные порою нас гнетут –
Не верим в торжество капитализма.             

Здоровья всем! – Ведь дел – невпроворот!
Любви и счастья пожелаем людям.
Добром вспомянем этот старый год,
Пусть Новый русский радостнее будет!



        ***

Сумасшедшая Весна!
Всё бунтует. Вся природа.
А на сердце у меня –
Непогода, непогода.

Метеоролог был не прав,
Предсказав прогноз отличный:
Душу я свою раздав,
Стал к страданьям безразличный.

Только лишь любовь одна
Душу греет и лелеет.
Вот поэтому Весна
Открывает в доме двери.  
                                               13. 05. 06.



        ***

                      Ивану Богданову

Ноябрь почти в правах истаял.
В грязь превратился первый снег.
Но голубей озябших стая
Не забывает летний смех.

Но в умиранье – суть рожденья.
И ровно двадцать лет назад
Явилось светлое мгновенье:
Ребёнок, мальчик, крик и – взгляд.

Высокой шеей лебединой
Ему дано взирать на мир,
В котором радость, грусть – едины.
Где Гамлет прав, но прав и Лир.

Но юность верит в мудрость счастья,
Которая всегда права.
И лоб украсив, рассекают
Два локона, как два крыла.



        ***

Годы, словно Ока, быстро мчатся…
Их стремительный бег не унять.
И приходится всё же считаться,
Что не сорок – уже сорок пять.

В суетной круговерти вселенской
Нелегко нам – удел уж таков.
Правота поговорочки женской
Не подходит для нас, мужиков.

Ах, как часто жестокостью раня,
Были биты мы неспроста.
И порой мы искали в бурьяне
Наши ягодные места.

Но когда не бывало всё гладко,
К подлецам мы не шли на поклон.
Не забыть им голы, что «в десятку»,
И уверенный баритон.

Просто время нас так воспитало:
Стиснуть зубы, терпеть – и молчок.
Ведь и счастье и нам выпадало,
Улыбалось не раз, старичок.

Говорить ещё долго б я мог,
Но хочу попросить у природы:
Если есть на земле Господь Бог –
Пусть пошлёт тебе долгие годы.
                                                          7. 04. 04.


        ***

Годы мчались, тянулись недели
И струились позёмкою дней.
На окошко твоё прилетели
Пятьдесят снегирей – февралей.

Замечательно птицы красивы,
Как закат, оперенье горит.
О себе не шумят. Не крикливы.
Но горды, величавы на вид.

Удивительно нужное свойство
В птахах климат российский развил –
Не забудут свершивших геройство,
Вспомнят тех, кто себя посрамил.

Беспокойное сердце наполнят
Снежной грустью заокских полей.
И напомнят, конечно, напомнят
Тесный кубрик, широты морей…

И, смотря на полёт, отзовутся
Доброты родники в человеке.
Ну, а птицы к окошку вернутся.
И не раз. Уже в следующем веке.



        ***

Милый друг! Я скоро умру.
Что я сделал на этом свете?
Не посажена вишня в саду;
Не оставлены миру дети.

Не написаны книги мои –
Лишь скупые блокнотные строчки…
Лишь слова… И над тысячью «И»
Ни одной не поставлено точки.

Может быть только память её
Не сотрёт моё имя простое…
Ветер вьюгой песню споёт,
Клён резной отшумит листвою.

Но в волшебном земном раю
Обо мне всё ж останется веха
Распустившейся вишней в саду,
Многоточием детского смеха.



        ***

В наш быстрый век автомобильный,
Устав от бешеной езды,
Порою хочется покоя
И столь желанной тишины.

И вспоминается карета
Как архаизм минувших дней,
Лакеи в праздничных ливреях,
Неторопливый бег коней…

Карета прошлого, качаясь,
Со скрипом двигаясь вперёд,
Навеет грусть и опечалит,
Но далеко не увезёт.

Так не садись на ту карету.
Давно пора её сломать:
Стремясь за малым, безнадёжно
Большое можешь потерять.

Так жалостно скрипят колёса,
Они не смазаны давно.
Но след пусть только оставляют
Не в наших душах, а в кино.
 


АНТОНИМЫ
   
        1
Прозрачный лёд водою стал,
Когда его коснулось пламя.
Он не терпел, он умирал
И плакал светлыми слезами.

2
Добро и Зло не ужились,
И человечество узнало
Освенцима тяжёлый смрад
И вой летящего металла.

3
У жизни много «против», «за»:
Ведь в жизни вечное движенье.
Но если слово есть «Победа» –
Мы отрицаем «пораженье».



        ***

Знать судьба. Здесь я, тут,
Позади институт.

Знать судьба. Я не я,
Началась секция.

Знать судьба. В летний день
Слушаю дребедень.

Знать судьба. Чёрт возьми!
Не зевай и не спи.

Знать судьба. Выжить бы…
Не уйдёшь от судьбы.

Знать судьба. Ох, сложна
Вся методика.

Знать судьба. Ведь тайком
Быть мечтал
дворником.



        ***

Не оскудеет русская земля
На воинов, бойцов – богатырей!
Звучат фанфары, здравицы звучат
Для тех, кто верен Родине своей!
В нас русский дух ещё не оскудел,
Не уронили мы грядущих славных.
Готовы совершить не мало дел,
В делах сердечных и делах державных.

С надеждою глядим в родные лица
И доверяем истине простой:
В России посчастливилось родиться,
Где в каждом доме подрастёт герой.

                                                               22. 02. 06.


        ***

Бывают в жизни горечь и успех,
Когда ведёшь себя и думаешь по-птичьи:
Перелетаешь из тоски в величье
И с высоты оглядываешь всех.

То по-орлиному паришь, то воробьём
Засуетишься серенько, но лихо.
Чирикает жена как воробьиха…
А то порой завертишься, как стриж.

То мысль свою зароешь в сыпь песка,
По-страусиному избавясь от дилеммы;
Сухой песок – решение проблемы!
То жаворонком взмоешь в облака.

То мысли глупые распустишь, как павлин
Свой дивный хвост без нужды распускает.
Прекрасен хвост, павлин об этом знает
И в знании своём он горд один.

Но совесть-мысль вдруг дятлом застучит
И хочет стыд скорей законопатить.
От этих мыслей можно просто спятить.
И выпь тревожно, муторно кричит.
                 
                                                               24. 06. 09.


        ***

Приходит май, на праздники богатый,
Как символ славы ратной, трудовой.
Он залпами отмечен в сорок пятом,
Что вспыхнули победно над страной.

К вам – ветеранам битвы мировой –
За наше счастье на земле суровой
Свой голос поколения живой
Мы обращаем в этот день особый.

Мы поздравляем с Днём Победы вас,
Желаем долгой жизни и здоровья
Вам, обагрившим нашу землю кровью
И сохранившим Родину для нас.



        ***

Привет, мамаши и папаши,
С горрощинским сентябрьским днём!
Не знаю точно: «наши», «ваши»,
Но точно вижу, что живём.

Двухлетний след былой разлуки
Не смог союз наш растоптать,
И рад я протянуть всем руки,
Чтобы в объятья вас принять.

Не изменились ни на сколько,
В глазах всё тот же школьный свет!
Мы снова стали Таньки, Кольки –
Зазорного в том вовсе нет.

И пусть случайная обитель
Нас собрала под общий кров –
Едины мы, и Бог-Хранитель
Благословить нас всех готов.



        ***

Впервые встретил Новый Год один.
Торжественно, тоскливо и несносно.
Год Новый всё ж пришёл необратим,
К тому же оказался високосным.




        ***
Д.А. Силкину

А Пушкин наблюдал с высот за нами…
За ним следил лишь старый добрый Бог:
«Не повезло Сергеичу с друзьями.
Здесь черт вмешался. Вот вам и итог.

И я-то просмотрел.
            Не упредил Поэта.
Меня-то кто осудит? Кто простит?
Кто дуло у Дантеса пистолета
В другую сторону внезапно своротит?

Кто слезы осушит страдалицы Натальи?
Кто в люди выведет сироток четырех?
Неужто создал я талант как наказанье?!
И кто я после этого?
            Я – Бог!
15.07.09





Subscribe

  • (no subject)

    Хорошо в голове у ежа. Там златая на небе баржа. Под баржой дядя Паша сидит. На ежа всё глядит и глядит. Его кепка почти в облаках. Сигаретка…

  • (no subject)

    Иной вот живет как нелепый пес, Как будто бы всё не всерьёз. Плывёт как Муму мимо звездных мостов, Всегда ни к чему не готов. А небо смеется и любит…

  • (no subject)

    Позавчера к моему товарищу, крутому симфоническому контрабасисту Диме явился сантехник. Менять трубы в старом родительском советском санузле. Встреча…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments